сайт Алексея Кофанова
Верлибры
Меню сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Приветствую Вас, Гость · RSS 17.08.2017, 18:29

музыкант    литератор    художник
см. также:  афоризмы   стихи   верлибры   проза   прикословие   тексты песен   статьи


Верлибр - это свободный стих, без рифмы и без метра (хорей, анапест и т.д.)

Плесень песен
     Цикл верлибров

  1. Об искусстве



Верлибр – вид
религии.
Верь – либо рви.


* * *


Стихии стиха стихли,
обрившись об рифы рифм.


* * *


Ночь наслаждений:
сплетать в блаженную слитность
бесстыдно обнаженные слова.


* * *

Сценическое движение души.


* * *

Муза спустилась ко мне
и села на загривок
своей тяжелой задницей.



* * *


На ниточки мыслей нанизываю
чугунные бомбы слов.


* * *


Пойми,
жизнь озарить
может не вспышка восторга,
а лишь пожар твоих жертв.


* * *


Повремени врать!
Времена безвременья временны.


* * *


Сжать нивы слов
и мыслью сжать в зерно.


* * *


Вращенье райских врат,
принимающих зрелые души,
рождает тонкий ветер вдохновения поэтов.


* * *


Памяти Гарсиа Лорки

Однажды явится
Ангел
и чудным голосом произнесет:
– Сын мой, пойдем.
Я последую за ним, недоумевая и трепеща…
Он выведет меня на широкий двор,
я услышу тоскливые стоны чаек
и запомню золотисто-ржавый лист,
прилипший к кирпичу стены.
Ангел скажет:
– Пора.
Я буду плакать и целовать сапоги,
измазанные скользкой холодной глиной.
Меня поставят,
но колени подогнутся, и я упаду,
увидев отражения своих зрачков
на кончиках стволов.
Лихорадочно торопясь жить,
я ухвачусь взглядом
за падающий желтый лист,
но невыразимая боль так вцепится в мою грудь,
что я не сумею больше дышать…

Ангел, улыбаясь, поднимет меня,
покажет куда-то:
– Ступай, там рай…
Я покорно пойду, не решившись
плюнуть
в сияющее величием лицо.



* * *


2. Метаморфозы


Заведи себе
ночь,
чтоб выгуливать звезды на поводке.


* * *


В чёрных ветвях мокрого тополя
запуталась голая синяя луна,
визжит: «Отпуститя! Отпуститя!!»
Отступи на шаг в сторону –
пусть царственно парит в безбрежных небесах.


* * *


Струи дождя –
это щупальца,
             пальцы
     Бога.


* * *


Лось изверился,
        и звери лося
   съели.



* * *



Мир –
океан, состоящий из слившихся капель.
Я творю этот мир
собственной смертью.


* * *


Если тоненькой спицей
проткнуть насквозь Землю –
славные получатся песочные часы.


* * *


Слепая ярость одуванчиков.


* * *


Как легко стать прекрасным!
Достаточно найти
кривое зеркало.


* * *


Зеркало запотело,
и я временно умер.


* * *


         Этимология
            Триптих


Звезды –
это звенящие здания.
Бездна невызволенных образов
прозябает в них,
пока не проснутся поэты.




Крыльцо –
это крыло бабочки,
усыпанное пыльцой,
усыпальница радуги,
обретшей смертную плоть.




Светопреломление –
ломкая прелесть,
лживый мираж,
создающий,
отражаясь в наших глазах,
весь мир.



* * *


3. Обо мне



Вот, живу:
продолжаю бескрылый полет,
я – бессмысленно брошенный камень.


* * *


Вечерами я печально собираю
свои опавшие лица. 


* * *


Настанет день –
я буду, освобожденный, плясать
над обломками своей старости.


* * *


Стрелка молилась:
– Господи, дай мне покоя!
Но я рассеянно заводил часы,
занятый великими мыслями.


* * *


Я  –   мерзкий   циник.
На   вечные  ценности
в   цифрах   процентов
нацепил       ценников.
Мне мудрецы – никто,
и      отцы      некстати,
и    лицо    у    меня   –
цинковый           ящик,
чтоб укрыть беззащитную нежность
моей души.



* * *


Я надену плачаницу,
расплещу по плечам площадей
расплющенные плачем лица –
бесчисленные лица мои.
Лезвием слез слизну зло
с изломанной ломаниями души
и подарю хрустальную душу
рассвету!
…Разве ту?..


* * *


Вокруг кита
вьются жизнерадостные маленькие рыбки:
– Как он глуп, что одинок!


* * *


Завтра
ты принесешь мне цветы.
Ты поцелуешь меня,
робко коснешься руки,
комкая горлом вздох
под звуки возвышенной музыки…
Завтра ты принесешь мне цветы –
четыре красные гвоздики.



* * *


4. О моей любимой


Меня ты отвергла.
Ну-ну. 


* * *


Жизнь, как вальс,
разбилась на три доли:
я, ты и он.


* * *


За ним –
как за каменной стеной:
жёстко, холодно и сыро.


* * *


Постель,
пот с тел.
Смыт смысл,
лишь
недужь душ.



* * *


Прощальное
Лето ушло,
и листья тихо падают,
как беспричинные слезы неврастеника…
Уезжай.
Уезжай.


* * *


      Расставание
Заплаканный блик фонаря
в мокром асфальте.
Тает разбиваемый каплями след.


* * *


И в уютном кафе
мы остались вдвоем:
я –
и след твоих губ на кофейной чашке.


* * *


Я не стану больше стонать по тебе!
Я поставил стальную дверь
на шалаш,
в котором прячется мое сердце.


* * *


              Лирическое
Буду вновь и вновь я приходить, томим,
в тот уютный дворик,
где каждый вечер срёт твоя собака… 


* * *


Что ж, если хочешь – заходи
в высокие и светлые покои
моей души,
и без того набитые всякой дрянью.


* * *


Как ты чиста!
Об твоё мраморное целомудрие
в брызги разбилась моя неразлитая нежность.


* * *

Мы с тобой связаны
нашим чудеснейшим прошлым,
точно руки, скрученные за спиной.


* * *


5. О городе


Если в душе стало душно
от копоти и смрада –
выйди тихим вечером
искупаться в Петербурге.


* * *


Небо чисто и радостно,
как капли,
упавшие с ног взлетающей чайки.


* * *


У города озноб,
и не излечат его ни шприцы шпилей,
ни полный ртути градусник – Нева.


* * *


Улыбается осень,
скаля жёлтую гниль зубов.



* * *


    Начало дождя
Ухмыльнувшись,
Петропавловка жёлтым отточенным шилом
вспорола туче брюхо.


* * *

 Начало дождя 2
Крошечными точками
на крышу ложится
небо.


* * *

Город с потемневшим лицом
под вуалью дождя.


* * *


Мир перевернут:
деревья корнями ветвей
пьют воду из неба.


* * *


Идёшь, идёшь – и дождь
бессильно сеет.
Немолчный шорох
по блестящему железу сонных крыш.


* * *

 Конец дождя
Просыхают щёки
протрезвевших 
протрезиненных стен.



* * *


Конец дождя 2
Стихло. Дождь ушёл домой.


* * *

Город-вампир,
укутанный в вечную осень:
солнца боится.


* * *


Если спешишь –
тебе шиш:
налипание мокрых трамваев на провода.


* * *


Жадная Нева
выжрала, омелководив, залив
и сосёт теперь сок из нас
щупальцами дельты.
Как ей нравится делать это!


* * *


6. Узы музык



Концерт, и
в конце рты
молчат.
Мол, чё там,
ступай,
паяц…


* * *


Грузноиграемое
меднолитаврное
Grave,
тяжелое,
как резание гравюры.


* * *


На фиолетовой нити звука
повис мир.
Не умолкай, скрипка!


* * *


Научись плакать пальцами.


* * *

Распластай тоску-гадину
в тесном пространстве
пяти линеек.


* * *


Солидно играть соло. Но
                          солоно…


* * *


Отведите в тот струнноприимный дом,
где место есть нам двоим:
мне и моей гитаре.


* * *


На эти шесть струн,
как грибы на леску,
нанизано мое окровавленное сердце.
Забавляйтесь, дергайте струны –
я буду весело смеяться.


* * *


Арфа – это гитара
с беспощадно толстым брюхом.


* * *

Ты говоришь, гитара –
всего лишь дерево, клей и нейлон?
Твоя возлюбленная
тоже состоит из костей, мышц и фасций…


* * *


Рука музыканта
должна быть тяжелой и ленивой,
подобно лапе льва.



* * *


7. Живое описание живописи

Живописи можно научиться,
лишь постигая себя
и остальную Вселенную.



Вселенную составляют бесчисленные подобия.
Увидевшему песчинку открыта Земля.




Земля впустит в умопомрачительные тайны,
услышав твой отчаянный крик.




Крик – для сорвавшегося с мокрой крыши,
тело женщины – для бритоголового зека,
ночной мрак – для перепуганного ребенка –
вот что для обреченного живописи
краска.




Краска смачно лежит,
подобно осенней дороге –
долгой летописи мудрых сапог.




Сапог солдата в ошметках глиняной зелени
напиши,
как Винсент –
и трепетно запечатлевай лицо любимой.




Любимой кистью священно-бережно
прикоснись к холсту,
маслом овеществляя еле уловимую мысль.




Мысль математика – моллюсковая слякоть
рядом с алмазной выточенностью
мысли художника.




Художника из тебя сделают
годы,
полные боли, отчаяния и потерь.




Потерь не бойся: худшая из них –
потеря нужного тюбика,
когда созревает образ.




Образ –
это оранжевый чай в стакане,
чтоб показать глухую полночь;
капли дождя на стекле
как знак бесконечно долгой разлуки;
иссиня-фиолетовый многоугольник
для выражения палящего одиночества.




Одиночество –
единственное состояние,
когда ты не один.




Не один художник,
как и ты,
пытался сотворить Чудо.
Увы, это не дано почти никому.



Никому не верь, авторитеты вторичны.
Вне мнений Природа –
внемли ей
и своему живому чувству.



Чувству разочарования, бессилия и апатии
предавайся чаще.
Может, постигнешь,
что не стоит ввязываться в битву искусства?




Искусства нет.
Есть жизнь –
или лажа.




Лажа – это изнеженное лежание
в ложе
выглаженных кем-то положений.




Положений безвыходных не бывает,
кроме обреченности на успех.
Успех
неизменный и устойчивый –
жалкая участь
продавших талант благополучию.
Не завидуй мукам их раскаяния.




Раскаяние в прегрешениях
против святого Искусства,
таинство исповеди и таинство причастия –
все это разные названия творчества.



Творчество приобщает
к неведомому Богу,
сочинившему и нарисовавшему всех нас.



Нас так мало!
Много
нами себя считающих.



Считающих
кости – в скелете,
листья – на ветке,
нули – в гонораре
посылай подальше!




Подальше от шума грязи
забреди
и плачь,
слушая музыку цвета.




Цвета звонкого и живого
добейся
в хмуром дождливом пейзаже.



Пейзажи пиши так,
чтоб в них захотелось жить
или хотя бы молиться.



Молиться – значит внимать
сотворенной Кем-то мелодии мира.



Мира в душе не страшись потерять,
иначе не обретешь никогда.



Никогда…
Осознай страшный смысл этого слова
и найди в себе силы жить.




Жить так, чтобы вечерами
не подсчитывать сокрушенно
просочившиеся часы.





Часы свои выкинь. Они врут.
Настоящее время гораздо быстрее.





Быстрее пиши. Давний замысел
напоминает застоявшийся и прокисший
супчик.





Супчик скудный скушай.
Брюхо, наполненное упоительно сладко,
раздавливает сердце.





Сердце – измочаленный поэтический штамп.
Но когда ты издерган неутолимой любовью,
болит действительно где-то в нём.




В нём, таинственном, тончайше настроенном
Нигде
непостижимо зарождаются мысли и образы.
Грубой рукой попробуй, тронь!




Тронь паутину веткой –
хозяин резво помчится
на ложный зов.




Зов звучного цвета заслышав,
не сможешь противиться,
бросишь всё.





Всё глубже затягивает воронка.
Ты уже не помнишь, чем жил раньше
и недоумеваешь, как ухитряются жить
другие.




Другие ценности,
             другую цель,
                      другой смысл
обретает твоя бесценная жизнь.





Жизнь озарить
опаляющим пламенем искусства,
может быть, немножко поможет тебе
мое
«Живое описание».



* * *

8. Об остальном


Смысл:
идти,
наслаждаясь преодолением пространства.


* * *

Зачем тебе тысяча лиц?
Чтоб труднее было ударить?
Но ударить ведь можно
и в живот…


* * *

Жуч
ползуч
жужжуч
вонзуч
Жуть


* * *

Десять часов утра.
Прохладно хрустальное небо.
Где найти силы встать и жить?
Позади
десять часов утрат.


* * *

Тронь осторожно, как кот,
этот мир
и отойди, тряся презрительно лапой.
Всё равно ведь вернёшься…



* * *

Вот путь:
пять лет
пить пот,
петь ад,
класть плоть
под плеть,
рвать сеть,
вить нить,
мыть муть,
бить рать,
не ныть,
звать смерть…
Но ведь
когда-нибудь всё это кончится?
Потерпи ещё немного!
Вот суть.


* * *


Грустиница, 5 звёзд,
остальное – туча.
Номер с видом на сентябрь.


* * *

Поредевший спит эскадрон.
Только ноет
клинков усталая сталь.


* * *


Зерна зорь
зрели зря.
Зрячий взор взорван.  


* * *



9. Стихи японского поэта Кабуто Такинадо
          в переводах А. Кофанова



Паук-невидимка
шутя паутинку соткал меж закатом и ночью.
И рухнуло небо.


* * *

Недобрый пейзаж
Межхвойный вой обездомевших псов.
Ломано-лунная тень.


* * *

Зима.
Снежинки побелели и опали
с неведомых ветвей.


* * *

Кто поможет мне найти слово,
чтобы выразить звук упавшей на песок капли,
или хотя бы описать Вселенную?


* * *

Я вышел по нужде
и остался до рассвета,
заботливо укрытый тяжелой рукой
звездного неба.


* * *

Дамокловым кривым клинком
завис меж туч меч-луна.


* * *

Тень твоей улыбки упала на цветок…
И он завял.


* * *

В полоске солнца
на полу
вздыхают облака.


* * *

Водитель трамвая, улыбнувшись,
захлопнул дверь перед носом –
маленький местный бог.


* * *

Я хочу стать атлетом,
чтобы бабочку, севшую мне на ладонь,
не убить.


* * *

Не плачь!
Среди рыжих сосен,
по вязким пескам
над зелёным морем –
недолог путь твой.
Добрая смерть заберёт и тебя.


* * *

В своих глазах я заметил вдруг нечто волчье.
Да, наверное, я стал поэтом.

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz