сайт Алексея Кофанова
Беспричальные берега 26
Меню сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Приветствую Вас, Гость · RSS 21.08.2017, 14:57

Первая часть   стр.20  стр.21  стр.22  стр.23  стр.24  стр.25  Вы здесь  стр.27  стр.28  стр.29  стр.30  стр.31  стр.32  стр.33


Тяготы
      Через год после свадьбы, почти день-в-день, умерла теща. Перенесла операцию в больнице, шла уже на поправку – и вот… Наши отношения, кстати,  сложились не по анекдоту, а вполне нормально.
      Дальнейшее легло на меня. Я бегал по инстанциям, всё утрясал. Узнал отличие полуторного гроба от простого, вник в цены на гранит, мрамор и бетонную плитку. Взятка патологоанатому, чтоб прилично выглядела, взятка носильщикам, чтоб не уронили, взятка шоферу автобуса, взятка в крематории… Кто-то объяснил мне, что без этого никак.
      Деньги на это дали родственники; вроде что-то выделил НИИ покойной.
      В общем, тошно вспоминать.

      Страна проваливалась в голод. Продукты исчезли почти все, на оставшееся не хватало денег. Не у нас одних – у всей страны! Кроме тоненькой прослойки, которая безудержно богатела.
      Ели мы плохие макароны, гречневую кашу, чечевицу. Фрукты, овощи – забыли, как выглядят. Запивали чаем, подливая кипяток по 3-4 раза, пока совсем цвет не пропадет… В кладовке стоял большой мешок сухарей; порой мы почти опустошали его, потому что хлеб тоже было не купить. В Ленинграде, втором городе страны!
      Наши шесть соток в Бабино сплошь ушли под картошку, все соседские тоже. Важно было не только вырастить, но и проследить, чтоб не украли. Осенью тяжеленными рюкзаками тащили клубни в город.
      Примерно тогда родилась фразочка кого-то из правителей:
      – Народ будет жить плохо, но недолго.
      Собственно, это и было целью либеральной перестройки: истребить наш народ подчистую. Оговорка не случайно выскочила.
      Чтобы деморализовать русских, выдумали «гуманитарную помощь»: слали нам со всего мира просроченную еду. Побирайтесь, мол, чувствуйте себя говном! В институте нам выдали по коробке боевого рациона НАТО: галеты, консервы. Кажется, со старых складов в Западной Германии. Противно было, но сожрали. С голодухи и не такое сожрешь.
      Я понял тогда, что СОСИСКА – это аббревиатура. Способ Обретения Состояния Измененного Сознания, Круче Алкоголя. Добыть оный продукт удавалось редко и с боями.

      Жили мы на две стипендии, иногда помогали мои родители (они сами едва перебивались). Институт дико достал нас обоих: там всё больше становилось технарства, а творчество полностью иссякло. Очень тошно было жить!
      Однако мы участвовали во всех выставках, где могли, и понемногу набирали справки для союза. Не хотелось верить, что и он превратится в фикцию.

           

* * *

      В январе 91-го пошел слух: «деньги обменяют!» Что это значит, никто не понимал; а власти торжественно клялись, что ничего не будет.
      Однако 22 января Горбачев предательски подписал указ: с 25-го числа все старые купюры в 50 и 100 рублей будут вне закона. Кто за 3 дня не успеет обменять их на деньги нового образца – сам дурак.
      Мигом выстроились безумные очереди в сберкассы (других банков не было). Кто ж хочет терять накопленное на черный день?! И разумеется, далеко не все успели. У моих родителей осталось несколько таких купюр (у нас-то с Леной столь крупных денег вообще не водилось). Представляете в целом по стране? Многие годами копили на машину или другую серьезную покупку – и всё это разом ухнуло.
      Так нас впервые неприкрыто ограбили. Либералы входили во вкус власти.
      Хапать понравилось, и 2 апреля они втрое подняли цены на все товары (в госторговле). Частные кооператоры, конечно, мигом взвинтили свои цены.

      Январь 91-го известен еще событиями в Литве.
      Почти за год до того, в марте 90-го, литовские власти заявили, что отделяются от СССР. Пронзительно вопили о «русских оккупантах». Им забыли сказать, что именно советская власть подарила Литве Вильнюс в 1939 году (раньше он принадлежал Польше). Так что сначала они должны были вернуть свою столицу полякам, а потом уж верещать о русских зверствах
      Впрочем, двойные стандарты – обычная тактика «демократов», тут дивиться нечему. Сложнее другой вопрос: зачем Горбачев позволил прибалтам так выступать? Если он хотел сохранить Союз, сепаратистские выходки следовало душить на корню, однако в 90-м году почти никаких мер не приняли.
      А в январе 91-го в Литву внезапно ввели войска, они вернули захваченные русофобами учреждения – в частности, вильнюсский телецентр. За этим следила вся страна; Невзоров даже ездил туда снимать.
      Ну ладно. С опозданием, но всё же Москва приняла верное решение: пресечь сепаратизм. Всё хорошо?
      Как бы не так.
      Наших солдат и омоновцев кинули. И Горбачев, и силовые министры заявили, что они «ни сном ни духом». Дали тайный приказ, а потом в кусты. В точности, как Керенский поступил с Корниловым в 1917 году – тот же либеральный предательский почерк.
      Это дало возможность Литве окончательно отделиться, а заодно лишний раз обвинить русских. В тех событиях погибло 15 человек, их повесили на наших бойцов – хоть это абсолютно не доказано, и есть очень правдоподобная версия, что убили литовцев свои же, для провокации.

* * *


      А летом, отмучавшись два года, мы с Леной были отчислены из ЛИСИ. Из-за… физкультуры. Мы ее охотно гуляли, а потом толстая физручка не допустила нас к сессии.
      – Дайте нормативы, мы сдадим! – сказали мы. Она буркнула сквозь зубы:
      – На физкультуру надо ходить.
      Понятно, физра – тоже фундаментальная наука, нахреналка-2…
      Можно было бегать и клянчить, но институт давно стал нам поперек горла. Документы мы забрали с великим облегчением.
      И тут же рванули поступать в пед Герцена. Леса и пар мне больше не грозили, так что строительный вуз стал необязателен – а надо ведь где-то учиться!
      Заведение успели переименовать в ГПУ (государственный педагогический университет), «худграф» же превратился в «фи-и…» (факультет изобразительных искусств). Приобщаться к таким названиям не хотелось, но что делать?
      Конкурс был 7,5 человек на место. Заваливать приходилось жестко, и на истории меня спросили:
      – Что говорил Бухарин на 15-м съезде? А как называлась статья Ленина?
      Вопрос билета гласил «Коллективизация сельского хозяйства». Я ответил о решениях 15-го съезда, о раскулачивании, о сталинской статье «Головокружение…», о 25-тысячниках. Но что конкретно говорил Бухарин (и почему это, на фиг, важно??), я и сейчас не вспомню – хоть подробно изучал сталинский период! Еще больше недоумеваю, при чем тут Ленин, который к тому времени давно квартировал в Мавзолее?
      Короче, поставили мне тройку.
      Лене влепили пару – потому что ее переклинило, и на вопрос «Становление империализма в России» она заговорила о Екатерине Второй. Империю смешала с империализмом. Бывает…
      И я снова получил полупроходной балл!
      Однако меня не отшвырнули, а предложили заочное отделение. Я согласился. И начал ездить на установочную сессию, где рисовал, а также слушал лекции по психологии, педагогике, «основам физиологии и школьной гигиены» (наука о том, сколько парт должно быть в классе и какого цвета)…
      Между тем заканчивалось лето 1991 года.



«Августовский путч»
      Утром 19 августа я ехал на очередной день сессии. В электричке взволнованно шушукались, доносились обрывки:
      – Горбачева сняли!
      – В Крыму…
      – Диктатура!
      Что за хрень? Я напрягся, но в метро попал без проблем. Всё выглядело обычно.
      А вот на Невском люди не шли, а толпились возле некоторых стен. Я пробился и увидел налепленный плакатик: «К гражданам России! Демократия в опасности!»
      Оказывается, высшие чиновники (вице-президент, премьер-министр, министры обороны и внутренних дел, председатель КГБ) вдруг объелись белены, заперли своего шефа Горбачева на даче и превращают страну в концлагерь. Граждане, все на защиту демократии! Раздавите гадину!
      Отойдя, я крепко поморщился. Фальшь резала нестерпимо. Ну например: если главы армии, милиции и всесильного КГБ захватили власть - почему я стою и это читаю? Посреди Невского! Почему упыри в погонах нас не хватают или хотя бы не срывают эту бумажонку?
      Фарс и вранье.
      День в институте прошел спокойно. Учились, рисовали. Кто-то принес свежую газету, мечту Малевича: сплошь в белых квадратах вместо текста. Якобы цензура выкинула статьи.


      Это окончательно убедило меня, что происходит дешевое шоу. Ведь настоящая цензура работает так, что читатель никогда о ней не догадается! Вышли бы нормальные газеты, только с нужными материалами. Белые пятна нам сунули в нос: глядите, как гнусно притесняют демократию!..
      Домой вернулся без приключений.
      Наш телевизор, как назло, испортился – звучал, но показывал лишь невнятные тени. Это добавляло фантасмагоричности. Я слушал программу «Время», где излагались абсолютно справедливые предостережения ГКЧП:
      – Люди, в чьих руках оказалась власть, используют ее в чуждых народу интересах, как средство беспринципного самоутверждения…
      – Преступность быстро растет, организуется и политизируется. Страна погружается в пучину насилия и беззакония. Никогда в истории страны не получали такого размаха пропаганда секса и насилия…
      – Выдвигаются требования о пересмотре наших границ. Раздаются даже голоса о расчленении Советского Союза…
      – Еще вчера советский человек, оказавшийся за границей, чувствовал себя достойным гражданином влиятельного и уважаемого государства. Ныне он – зачастую иностранец второго класса, обращение с которым несет печать пренебрежения либо сочувствия».
      Где хоть слово лжи?
      «Путчистов» поддержал Муаммар Каддафи. Вот фрагмент его телеграммы от 20 августа:
      «Президенту Геннадию Янаеву. Мы рады поздравить Вас с Вашим смелым историческим деянием. Оно, мы надеемся, выведет СССР из смертельного кризиса, в который он ввергнут в результате широкомасштабного империалистического заговора, направленного не только против Советского Союза, но и против всех народов мира. Мы поддерживаем Ваш поступок со всей решительностью, ибо объединенный Советский Союз, как вторая мировая сила, жизненно необходим для дела мира во всем мире, который повсюду подвергается угрозе по причине того, что сейчас действует одна, варварская сила. Силы, враждебные свободе, миру и прогрессу, возможно сдержать только силой, ибо они не знают моральных и нравственных ценностей».
      Рано обрадовался Муаммар: решил, что всё взаправду. А в остальном он абсолютно прав: виновником событий был именно международный заговор, а сохранение СССР спасло бы жизни сотен тысяч людей по всему миру – в Югославии, Ираке, Египте, той же Ливии… Или вы до сих пор верите в миролюбие Соединенных Штатов??
      Если бы «хунта» действовала, она могла бы предотвратить позор, в котором мы маемся двадцать лет. Но она никого не арестовала; войска в Москву ввела – но с четким приказом ни в коем случае не стрелять… Кроме болтовни, «путчисты» ничем не занимались.

      На следующий день я поехал в центр, к родителям. СМИ сообщили, что на Ленинград надвигаются ужасные гэкачепистские войска, с танками. Мэр Собчак призвал «всех способных держать оружие» выйти на улицы и бороться!
      Если войска действительно шли, то Собчак – кровавый маньяк. Потому что против танков и десантников погибли бы все, причем сразу. Но, скорее всего, он не маньяк, а один из статистов этого поганого фарса. Прекрасно он знал, что никаких войск не будет.
      На Исаакиевской площади (перед Ленсоветом) бездельники митинговали круглыми сутками. Их мегафонные вопли доносились даже до нас. Я туда, разумеется, не пошел. Сам собой у меня родился афоризм:
      – На дурном спектакле лучше быть зрителем, чем декорацией.
      Посетил я эти исторические места через пару дней, когда митингующие бездельники вновь начали работать. Пусто, спокойно. На асфальте кучи мусора, стены изуродованы плакатами. Кое-где поперек улиц топорщились «баррикады». Состояли они из всякого хлама, самым прочным элементом были детские качели – две железные дуги и скамейка на цепочках. Мощное оружие против танка!

      Еще телевидение показало нам виолончелиста Ростроповича в «белом доме» с автоматом. Он держал его, как княгиня швабру. Музисьен собирался до последней капли защищать Ельцина и демократию…
      Тут они прокололись уж совсем тупо. Ведь этим зрелищем они доказали, что «белому дому» не грозило решительно ничего! Преуспевающий делец Ростропович никогда в жизни не полез бы туда, где действительно опасно.
      Пошлое, плохо срежиссированное шоу, со множеством накладок – рассчитанное на придурков. Типа «Дома-2».
      Собчак-папа участвовал в первом, Собчак-дочка во втором.

* * *

      Зачем нам показали этот дурацкий спектакль?
      Чтоб окончательно развязать руки «демократам». Каким образом?
      Смотрите. Появляется структурка с нарочито неприятным названием (трудно выдумать что-то хуже, чем «ГКЧП»). Она угрожает насилием и призывает навести в стране порядок. А «порядок» к тому времени стал бранным словом: либеральная пропаганда десять лет внушала нам, что «свобода» и «права человека» якобы противоположны порядку. Огромный вклад в эту пропаганду внес «Служебный роман» и другие гениальные фильмы Рязанова.
      В том-то и беда, что абсолютно верные предостережения ГКЧП мы (оболваненные) восприняли как угрозу своим «правам». Мы боялись порядка! Либералы (они же «демократы», разницы нет) тонко подменили понятия, их вопрос звучал так:
      – Вы хотите свободы – или жутких тоталитарных репрессий?
      Тогда как в действительности дилемма такова:
      – Вы хотите развала страны, нищеты и унижений – или порядка?
      Сейчас-то, после двадцати лет, это абсолютно очевидно!
      Но тогда мы слышали «порядок», а думали «тоталитаризм»…
      И вот появляется «хунта» с неприятным названием, угрожает порядком и комендантским часом, вводит в столицу войска… Большинство (всегда тупое) на это повелось и кинулось к «демократам»:
      – Придите и владейте нами!
      «Демократы» получили полную свободу – и всего через полгода (в декабре) развалили Советский Союз. Америка победила.

      Я долго не мог понять: кто стоит за «путчем» – Ельцин или Горбачев? Вроде первый победил, хапнул верховную власть – значит, это выгодно ему. Кому выгодно, тот и преступник… Но развал СССР стал логическим итогом всей политики Горбачева, он шесть лет к этому шел… Так кто же из них?
      Нам задурили мозги, и мы искали лишь внутренние причины, пытались разглядеть поединок этих двух лидеров. Выбор казался ясным: ГКЧП организовал либо Горбачев, либо Ельцин.
      Однако подумайте: «проигравший» генсек сразу отошел в тень, вернуть власть не пытался – просто передал ее Ельцину. И до сих пор его трогательно любит Запад – за что? Если он хотел сохранить империю зла – за что Западу его любить?
      А теперь вспомните историю. Ничего не напоминает?
      Точно так же марионетка Запада Керенский мирно сдал власть марионеткам Запада Ленину и Троцкому. Противиться даже не пытался («штурм Зимнего» – советская сказка).
      А что помогло ему передать власть? Правильно, «корниловский мятеж». Тоже якобы попытка военного переворота, которая неизвестно почему была легко подавлена. Сценарий разрушения России 1917-го года повторили в 91-м вплоть до деталей.
      Еще один наводящий вопрос: что закончилось в 1991 году? Холодная война. Чем заканчиваются войны? Победой одной из сторон. Мы похожи на победителей Запада? Вроде не очень…

      Итак. События 1991 года – «путч» и развал Союза – это последний этап Холодной войны. Запад сумел победить Российскую Империю (в виде СССР) с помощью предателей в нашем руководстве. Горбачев и Ельцин – лишь шестеренки в механизме, марионетки. «Вражда» между ними – постановочная драчка клоунов на арене. И ими обоими, и «хунтой» руководили наши заокеанские «партнеры».
      Характерная деталь: именно тогда Дом Советов РСФСР (который «защищали» ельцинисты) СМИ стали постоянно называть «белым домом». Ельцин у всех ассоциировался с Америкой – и это правильно!

      Не верите? Давайте подумаем еще.
      Подлинные документы нам, конечно, никогда не покажут. Но это и не нужно. Достаточно просто взглянуть: кому выгодно?
      Из этого культурно-массового мероприятия вышло два итога:
      1. Советский Союз рухнул, Америка стала безраздельным лидером.
      2. Общенародная собственность стала принадлежать кучке «олигархов».
      Вроде бы кроме внешнего врага вырисовывается и внутренний: олигархи. Но кто они такие? Бизнесы всех российских миллиардеров зарегистрированы в других странах, расчеты они ведут долларами. Проще говоря, работают на экономику США, а вовсе не на нашу.
      Российское у них только гражданство. А по сути они обычные западные бизнесмены. Круг замкнулся.

      Потом «путчисты» Б. Пуго и С. Ахромеев покончили с собой. Это уже не вписывается в сценарий фарса.
      Видимо, эти люди искренне хотели спасти страну. Неудачу ГКЧП они восприняли всерьез.
      Или – что вероятнее – их убрали. Обстоятельства обоих самоубийств темны… Возможно, они грозили разгласить известную им правду.



Переименовости
      Шестого сентября того же года мы с Леной ехали в электричке и впервые услышали:
      – Следующая конечная: Санкт-Петербург, Балтийский вокзал.
      В этот день Ленинград исчез.
      Поначалу новое имя резало слух. Тем более, что произносили его полностью, с приставкой.
      Старики негодовали:
      – Что, теперь надо говорить «блокада Санкт-Петербурга»?!
      А я не знал, как к этому относиться. Слово «Ленинград» русское, красивое, одновременно твердое и нежное. С господином Ульяновым у меня оно давно не стыковалось – просто приятное созвучие.
      «Петербург» же, особенно с приставкой – что-то чуждое, внедренное, звучит грубо…
      С другой стороны – Пушкин, Достоевский, Глинка… Теперь я с ними в одном городе живу.
      Долго я привыкал к новому слову.

      Тогда же стали переименовывать и улицы. Ракова – в Итальянскую, Плеханова – в Казанскую, Каляева – в Захарьевскую, Гоголя – в Малую Морскую… Чем им Гоголь не угодил, не пойму?
      Люди мигом разучились ориентироваться. Неплохо бы на промежуточное время выдумать промежуточные названия улиц: Итальракова, Плехазанская, Дзероховая…



Тальков
      А по телевизору всё чаще мелькал новый бородатенький поп-идол – Игорь Тальков.
      Он мне не нравился. Пел хреновато. Несколько его песен включил в свою программу Леонтьев («Память», «Замкнутый круг», «Уеду», «Забинтованные лбы»…) – так никакого ж сравнения по вокалу! Даже аранжировки авторские звучат как-то топорно. В текстах полно небрежностей и самоповторов.
      Но мелькал Тальков постоянно.
      Как и Цоя, его подняли за антисоветскую тематику – очень она была нужна разрушителям страны! «КПСС – СС», «Тебя связали кумачом», «Покажите мне такую страну»… Всё это работало на либералов.
      А чтобы молодежь охотнее его схавала, разыграли якобы «преследование» – как и в случае Цоя и самого Ельцина. «Гонимых борцов» народ любит. Между тем, если бы они реально были гонимы, их бы
просто не пустили на ТВ – и никто о них никогда бы не узнал.
      Еще он по-детски бравировал темой собственной смерти: «а может быть, сегодня или завтра и я уйду таинственным гонцом…», «и, поверженный в бою, я воскресну и спою…» Фигляр!
      А потом его убили. Шестого октября 91-го. На питерских гастролях…

      Может, это и не было запланированным политическим убийством (хоть я и не припомню другого артиста, погибшего в подобной «бытовухе» – от пистолетного выстрела средь бела дня…) Могло произойти роковое, случайное стечение обстоятельств. Но случилось оно необыкновенно вовремя и кстати…
      За его убийство никто не наказан. Значит – убийца поощрен.
      И это поощрение означает: убьют каждого, кто последует примеру Талькова.
      Ситуация распадается на две: Тальков лично, и он – как общественный символ. Не исключаю, что сам он был лишь конъюнктурщиком, выехавшим на модной теме; вел себя несдержанно, оружием размахивал, как подросток, и т.д. (хотя всё это еще нужно доказать). Но в общественном сознании он олицетворял Россию. Ведь кроме антисоветчины в его песнях звучал и русский патриотизм.
      Эту тему он подавал примитивно, в лоб, «на морковках» – то есть… именно так, как ее способна понять масса! (Извините, но масса всегда туповата). А массы враги России боятся. Если весь народ встанет, «элита» слетит ко всем чертям. Пусть лучше масса жрет пиво, смотрит футбол и «реалити-шоу». Не дай бог задумается о чем-то…
      Умные же патриоты, которые сами всё понимают и в тальковской агитации не нуждаются, для властей безопасны – потому что их мало.
      За Тальковым народ пошел. Либеральные кукловоды Ельцина испугались: в период междуцарствия их положение было шатким. Это они приучили народ митинговать (чтоб уничтожить советский строй), но теперь массовые волнения могли ударить по ним самим. Если бы народ догадался, что требовать надо не мифических «свобод» и «прав человека», а возрождения Великой России – тут бы ельцинской братве и крышка.
      И нераскрытием убийства певца нам показали:
      – Поняли, суки? Все помрете «при загадочных обстоятельствах»!
      Новая диктатура если и не организовала выстрел в «Юбилейном», то ловко использовала его.
      Прошло 20 лет – а до сих пор любое сочувствие к России, любая патриотическая мысль именуется «фашизмом». И подобных песен никто не поет. Почему не поют? – боятся. И я писать об этом тоже побаиваюсь…

      Некоторые всё же понимали, что к чему. В новостях как-то мелькнула демонстрация, которая страстно скандировала:
      – Бабы ели колбасу!! Бабы ели колбасу!!!
      У нас с Леной глаза полезли на лоб, мы вслушались и разобрали слова: «Банду Ельцина под суд!» Пожелание, актуальное до сих пор…
      «Реформы» гробили страну, и понимающих становилось всё больше. Еще одну вытекшую с Запада новинку – резиновые палки у ментов – народ удачно обозвал «демократизаторами». Говорили:
      – Знаешь, чем демократия отличается от демократизации? Тем же, чем канал от канализации.
      Либерализм и свободу нам вбивали доблестные бойцы ОМОНа.

      Так что убийство Талькова – часть кровавых ельцинских репрессий. Без кавычек.



Комбинат графических искусств
      Той же осенью папа предложил мне:
      – Попробуй что-нибудь на худсовет отнести! У тебя начинает получаться.
      Комбинат графических искусств при союзе художников много лет занимался тиражированием и продажей гравюр. Сотни авторов благодаря этому жили безбедно.
      Раз в неделю там, в здоровенном доме на Песочной набережной, заседал худсовет. Туда мы с отцом и отправились.
      Принимали на тираж одинаковые бородатые дядьки – такие же, как на выставкомах союза, а частью те же самые. Они раскладывали оттиски на столе и говорили:
      – Нет предложений.
      Или:
      – Есть предложение о двух слева.
      В первый раз у меня взяли немаленький «Вечер в Коломне», оплату положили 700 рублей. Учитывая, что заказ машины для свадьбы стоил десятку – делайте выводы…
       

      Ни о каком блате речи быть не могло, хоть я и пришел с отцом. Тиражирование – дело коммерческое; брали лишь то, что купит публика; а публика еще имела советский, то есть высокий, художественный вкус. Другой вопрос, что без отца я бы никогда не узнал о самом существовании Комбината…
      Утвержденный оттиск отдали печатнику в качестве эталона. А я принес ему доски. Он наклеивал их по очереди на станину большого печатного станка, подбирал цвет в точности как на моем эталоне, а потом тяжелый вал с электромотором быстро печатал тираж, прокатываясь по доске, накрытой листом бумаги. Краска высыхала, мастер наклеивал вторую доску и печатал следующий цвет.
      Затем оттиски отдавали мне. Я должен был проверить качество и на хороших экземплярах поставить автограф. В итоге, хоть печатал не я, но все они сделаны с авторских досок и мной одобрены – и считаются подлинниками, а не репродукциями.

      Так я в 20 лет профессионально реализовался. Скоро у меня приняли еще несколько гравюр, а потом даже подборку – семь сюжетов в картонной обложке, тиражом в полторы тысячи. Подборка – это очень солидно; фактически она означала, что я стал маститым.

      Кстати, представьте, сколько подписей мне пришлось поставить на подборке. Семь умножьте на полторы тысячи… Я ездил для этого на Песочную несколько дней!
      Дальше я мог работать в экспериментальной мастерской Комбината, где стоял такой же станок, только без мотора – надо ручку крутить. Типографскую краску разных цветов нам тоже давали, приносить нужно было только бумагу. И печатай вволю, сколько захочешь, ищи цветовые нюансы!

      

      С отцом я приходил туда и раньше, но теперь мог это делать официально. И я ездил дважды в неделю, часа на три. Мог бы и больше, но другие графики тоже претендовали. На стенке висело расписание, куда каждый записывался на свободное время.
      Очень я любил Песочную. Я там по-настоящему творил – и быстро нарабатывал мастерство. А готовые гравюры охотно принимал худсовет, мне регулярно платили. Я стал успешным и востребованным художником!

      Осенью 1991 года мне пришла повестка. Известно, откуда…

      Читать дальше
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz